Новости проекта

«Грозный пламень» пушкинской Москвы

Когда мы гуляем по Москве, то видим множество домов с мемориальными табличками: «Здесь у таких-то друзей останавливался… гостил… бывал… читал стихи Александр Сергеевич Пушкин». Думаю, что любой житель (да и внимательный гость) столицы обращал на них внимание.
А вот табличек «Здесь жила семья Пушкиных до отъезда Александра в Лицей» в Москве нет, хотя мы точно знаем, что Пушкины часто меняли квартиры – и уж какая-то должна была дойти до наших дней. Но нет! Почему? Что за таинственный недоброжелатель устранил все следы пребывания маленького Пушкина в Первопрестольной?

Этот недоброжелатель – московский пожар 1812 года. Причины пожара мы здесь обсуждать, конечно, не будем – только последствия. А последствия были плачевными. В огне погибло три четверти города: дома, церкви, дворцы, общественные здания. Сгорел Университет, сильно пострадал от огня Кремль.

Большая часть московских особняков, где Пушкины могли снимать квартиры до 1811 года, были деревянными. В лучшем случае это был каменный дом с деревянным флигелем, примыкавшим к нему. Как раз флигель, бывший изначально гостевой пристройкой, обычно и сдавался квартирантам. Именно так было в Юсуповых палатах: основное каменное здание пережило 1812 год (и стоит до сих пор), а флигель, который снимал Сергей Львович Пушкин, и в котором жил маленький Александр, сгорел.

Так что всё, что осталось нам от раннего детства Пушкина – это подмосковное Захарово, которое, впрочем, сыграло в жизни поэта гораздо бОльшую роль, чем все московские квартиры.
Made on
Tilda